Блог. ETF в России и в мире

Без паники — пузыря в индексных инвестициях нет

Майкл Бьюрри, один из героев книги «Игра на понижение» и одноименного фильма, сделал громкое заявление, на которое обратили внимание ведущие СМИ, включая Forbes. В интервью Bloomberg News он сказал, что потоки денег в индексные фонды искажают цены так же, как CDO 10 лет назад, и можно говорить об «индексном пузыре», который с треском лопнет в будущем. Полагаю, он заблуждается.

Бьюрри отнюдь не уникален в своих оценках. Еще в 1975 году – том самом, когда Джек Богл из Vanguard запустил первый индексный фонд для розничных инвесторов, Мэри Холланд, представитель «активного» крыла финансовой индустрии, писала: «Распространение индексных фондов приведет к неэффективности рынка — цена акций станет просто отражением притоков денег, а не свойств компании». Тогда же конкуренты назвали индексные фонды «антиамериканскими» и «глупостью». Интеллектуальная критика тоже была заметна. Хедж-фонд менеджер Сет Кларман в 1991 г. писал: «Когда рынок развернется, распродажа активов ударит по индексным стратегиям… индексное инвестирование — это всего лишь преходящая мода».

Как истинные профи, ни Бьюрри, ни Кларман не затруднили себя датами – но пока прогноз на уменьшение эффективности рынка и избавление от «индексной моды» работает с точностью до наоборот. Все больше активных менеджеров соглашаются с тем, что рынок становится все более и более эффективным — прогресс уж точно налицо по сравнению с 1975 и 1991 г. Индексное инвестирование получило дополнительный «прилив сил» после кризиса 2008-2009 гг.

Индексное управление становится все более и более популярным — по данным ETFGI, доля ETF дошла до 10,5% по сравнению с активами взаимных фондов, которые показали 8,8% в начале 2017 г. Индексные фонды акций составляют 13% активов фондовой индустрии США в целом, это существенно выше, чем 10 лет назад — тогда эта оценка была около 6% (оценки Investment Company Institute). И все же инвестиции в индексы занимают лишь малую долю в общем объеме глобальных инвестиций — всего около 10% (и 5% по объему торгов). Индексные фонды станут слишком большими? Пока до этого еще далеко.

Рынки при этом становятся более эффективными. Так называют ситуацию, когда мало кто может долгое время получать выгоду от использования какой-то информации — она быстро становится известна другим участникам рынка и находит отражение в ценах акций и облигаций. Происходит это потому, что чем больше профессиональных инвесторов соревнуются за то, чтобы правильно определить и предугадать будущие цены, тем больше они нейтрализуют друг друга. Все больше и больше моделей, аналитиков, скорости — и все меньше возможности обыграть друг друга. В итоге выигрывают те инвесторы, кто просто инвестирует в рынок с низкими издержками. А те, кто пытается собирать комиссии за умение выбирать акции или момент для покупки и продажи ценных бумаг, теряют активы.

Я много работаю с частными клиентами и знаю, что вопрос снижения эффективности рынка из-за притока денег в индексные фонды многих из них волнует. Тем более что опасения подогреваются «проигрывающей» стороной активных инвесторов. Особенно активны в «заботе» об интересах инвесторов и рынка представители хедж-фондов, сплошь миллиардеры — Айкан, Акман, Маркс, Сингер — кто только не отметился на ниве борьбы с индексами. Представляется, что оголтелая критика индексного инвестирования, доходящая до сравнения с марксизмом, бьет мимо цели, и вот почему.

Индексное инвестирование слишком мало отличается от стандартных форм вложений, таких как взаимные фонды. Из-за риска показать результаты хуже, чем индекс (и вылететь с хорошо оплачиваемой работы) многие активные инвестиционные менеджеры стараются вести свои фонды максимально близко к индексу. В 2017 г. британский регулятор FCA провел анализ стратегий взаимных фондов и выяснил, что активы на 109 миллиардов фунтов инвестированы в режиме «скрытого индексирования». Так называют стратегии, когда под видом активных фондов (и с соответствующими высокими комиссиями) инвесторам предлагают просто отслеживать индекс. Доля тех фондов, которые действуют действительно «активно» — с большим отклонением от индекса, сравнительно мала. Посмотрите на грубый показатель — корреляции динамики крупнейших американских фондов акций с индексами — она на уровне 90-94%. Когда инвесторы перемещают деньги из дорогих и скрытых «псевдо-индексных» фондов в низкозатратные индексные — это по определению не может иметь разрушительных эффектов для рынка.

Индексные фонды не затрудняют, а облегчают поиск справедливой цены. Когда новые доллары и рубли приходят в индексные фонды, они не искажают рынок, ведь индексы устроены, как правило, по принципу взвешивания по капитализации. Это означает, что чем больше компания, тем больший вес у ее акций будет в индексе. Добавь или убавь миллион, или сто миллионов, или миллиард — такое «мнение», выраженное в притоках или оттоках средств из индексного фонда, нейтрально для рынка. Именно активные игроки — главные герои рынка, определяющие направление движения цен. Активные игроки делают ставки — и проигрывают или выигрывают благодаря сочетанию удачи (ошибкам других) и собственным умениям.

Это и делает в своей фирме Scion Asset Management Майкл Бьюрри. Ранее он сделал ставку (пока неудачную) на отдельные компании малой капитализации, а сейчас пытается в духе инвесторов-активистов «продавить» менеджмент и активно «пропагандирует» собственные вложения с помощью СМИ.

Удачный прогноз часто создает тебе репутацию — до поры до времени. История полна примеров, когда за удачно сделанным прогнозом следовала череда неудач и потеря статуса «звездного» прогнозиста». Последует ли Майкл Бьюрри за ними, пока неизвестно, однако в устойчивом будущем индексных стратегий сомневаться не приходиться.

Автор статьи: Владимир Крейндель, исполнительный директор FinEx ETF