О компании Что такое ETF Все ETF Купить ETF Мероприятия 🚀 FAQ Блог
8 (800) 234-18-04

Часть 2. Почему мы выбираем индексы, а не активное управление

31 Августа 2017

Продолжаем серию статей о фондовом рынке и инвестировании, написанных по мотивам интервью профессора Бертона Малкиела (Burton Malkiel) в программе Masters in Business на Bloomberg Radio.

Почему мы выбираем индексы, а не активное управление - фото к статье

Бертон Малкиел — известный американский профессор, автор одной из самых востребованных книг по инвестированию «Случайная прогулка по Уолл-стрит». В течение 28 лет он был членом совета директоров Vanguard Group, а в настоящее время — директор по инвестициям в Wealthfront.

В предыдущей статье «Как „обыграть“ рынок и зачем нужен робот-советник» профессор Малкиел объясняет: попытка системно обыгрывать рынок — априори провальное решение не только для новичка в инвестировании, но и для профессионала. Те, кому удается иногда обыграть рынок, в итоге все равно теряют выигрыш на попытках обыграть его снова, а также на комиссиях агентам. Поэтому профессор Малкиел считает, что инвестирование в индексные фонды намного надежнее и прибыльнее для инвестора. Еще за несколько лет до того, как Джон Богл создал первый индексный фонд, Малкиел предсказал, что биржевые фонды станут удобным и недорогим инструментом для инвестора.

Барри Ритолц: Давайте поговорим об инвестировании в индексные фонды. Еще в 1973 году в вашей книге «Случайная прогулка по Уолл-стрит» вы писали: «Продавцы в управляющих компаниях говорят: вы не можете инвестировать „в рынок“. Пора дать частным клиентам такую возможность».

Бертон Малкиел: Я это сказал в 1973 году, а первый индексный фонд появился только в 1976 году. Честно говоря, вклад Джона Богла намного существенней, потому что одно дело — сказать: «Я думаю, что за индексными фондами будущее», и совсем другое дело — сделать свою компанию пионером в сфере инвестирования в индексы. И я знаю, что это было поначалу совсем не легко. У Джона был план, он ожидал привлечь порядка ста миллионов долларов в созданный им индексный фонд. Но сначала удалось привлечь только одиннадцать миллионов. Мы даже шутили, что он и я — единственные, кого мы знаем лично, кто купил акции индексного фонда. Но это было в далеком 1976 году. Сейчас ситуация кардинально изменилась. Только за прошлый год сотни миллионов долларов перетекли из активно управляемых фондов в индексные фонды, и теперь на последние приходится порядка 30–35% вложений инвесторов (в США).

Барри Ритолц: Речь идет про индивидуальных или институциональных инвесторов?

Бертон Малкиел: В большей степени про институциональных. Частные инвесторы медленнее проникаются идеей инвестирования в индексы, но они уже вложили около 30% в индексные фонды. И с каждым годом этот процент растет. Я рад такому росту, потому что всю жизнь я был евангелистом пассивной стратегии инвестирования в индексные фонды.

Подпишитесь на новые статьи

Барри Ритолц: Какой аспект более важен в индексных фондах: их низкие издержки для инвестора или же тот факт, что инвестор придерживается пассивной индексной стратегии?

Бертон Малкиел: Я думаю, что оба аспекта важны. Очевидно, что чем ниже комиссия, которую я плачу поставщику инвестиционной услуги, тем больше у меня останется денег. Поэтому, естественно, низкие комиссии индексных фондов — это большой плюс для инвестора. Кроме того, индексный фонд совершает меньше сделок, а значит эффективнее для инвестора с точки зрения налогообложения.

Примечание: в России с 2015 года инвестор может открыть и использовать для торгов на бирже индивидуальный инвестиционный счет (ИИС). ИИС дает право получить налоговый вычет в размере 13% или вовсе освободить свой инвестиционный доход от налогов. Узнать подробнее про ИИС.

Барри Ритолц: Приведу еще одну цитату из вашей книги, которая мне ужасно нравится: «Обезьяна с завязанными глазами, бросающая дротики на страницы финансовой газеты, может таким образом составить инвестиционный портфель, который будет ничем не хуже, чем тот портфель, который подберет финансовый эксперт». Какая была реакция общественности на такое заявление с вашей стороны?

Бертон Малкиел: Профессиональные финансисты не любят, когда их сравнивают с обезьяной с завязанными глазами, но лет 15 назад так все и было. Газета Wall Street Journal воспроизвела эксперимент: они и правда бросали дротики на страницы газет с биржевыми новостями (и даже позвали меня сделать первый бросок), чтобы затем сравнить результаты с предсказаниями экспертов. В итоге результат получился примерно одинаковым.

Фондовый рынок в достаточной степени эффективен. Все акции в Соединенных Штатах кому-то принадлежат. Каждая акция General Motors принадлежит кому-то. Каждая акция Facebook тоже принадлежит кому-то. Так что, если вы сделали удачную ставку на несколько хороших акций, которые «обыграли» рынок, это означает, что кто-то другой держит акции, которые выросли меньше, чем рынок. С точки зрения рынка в целом торговля — это всегда игра с нулевой суммой (примечание: ситуация, в которой выигрыш одного равен проигрышу другого). Если кто-то выступает лучше рынка (индекса), то обязательно кто-то другой показывает результат хуже рынка.

Итак, индексный фонд взимает низкую комиссию, и в него входят все акции сразу. В свою очередь, фонды активного управления оперируют акциями отдельных компаний, и выигрыш одних из них является проигрышем других. Они балансируют друг друга, а с учетом высокой комиссии и вовсе отстают от рынка.

Каждый год появляются статьи с утверждениями: «Это будет год активных управляющих» или «В этом году будет больше волатильности, а значит, активные управляющие выступят лучше рынка». А тем временем агентство Standard & Poor’s ежегодно выпускает так называемый отчет SPIVA (Standard and Poor’s Indices Versus Active), из которого мы видим, что стабильно две трети активно управляемых паевых фондов проигрывают индексу, а оставшаяся треть каждый год обновляется. Получается, тех, кто обыгрывает рынок систематически и ежегодно, крайне мало.

Так что если вы сделаете ставку на активное управление — у вас чисто статистически намного больше шансов оказаться в числе «неудачников», чем «победителей». Тем временем стратегия индексного инвестирования систематически дает результат выше среднего.

Пассивная стратегия и невысокие комиссии за управление индексным фондом (включая биржевые фонды ETF) — это два ключевых аспекта, которые делают фонды ETF привлекательными для современного инвестора. Покупка акций биржевого фонда всегда дешевле, чем самостоятельная покупка набора активов, которые входят в состав ETF-фонда (каждой акции по отдельности) с выплатой комиссий брокеру за каждую такую сделку. В России интерес к биржевым инвестиционным фондам ежегодно растет как среди частных, так и среди институциональных инвесторов. Общий объем активов, инвестированных в ETF, в России к 2017 году составил более 8 млрд рублей.

Мы разделяем позитивный взгляд профессора Малкиела не только на индексные стратегии инвестирования, но и на робо-эдвайзинговые сервисы. Автоматизированными финансовыми сервисами постепенно начинают пользоваться все больше инвесторов — это недорогой и наиболее эффективный способ сформировать инвестиционный портфель из ETF под свои цели.

Подробнее о роботизированных советниках, их сильных и слабых сторонах читайте в следующей статье — «Упростят ли жизнь инвестора роботы-консультанты?».


Получайте свежие статьи

Статьи и инфографика
про ETF в рассылке

Оставляя email, вы даете согласие на обработку персональных данных