Читайте мелкий шрифт: Smart Beta фонды только притворяются умными

В мае 2020 года исследователи из Стокгольмской школы экономики опубликовали шокирующее исследование так называемых smart beta фондов. Их выводы: заявленные стратегии чаще всего нереализуемы на практике, а инвесторы просто «бегают» за громкими названиями. Разбираемся, что же такое smart-beta фонды и как они работают на самом деле.

Smart beta – что это?

Если вы хотите создать традиционный индексный фонд, вы скорее всего будете использовать индекс, составляющее которого взвешены по капитализации. В этом случае при грамотной работе инвестиционного менеджера финансовый результат будет крайне близок динамике индекса широкого рынка. Это то, что называется индексным (пассивным) инвестированием.

А что если вместо традиционных весов, использовать альтернативные факторы ранжирования компаний, например, факторы стоимости или размера компаний? Получится индекс (и, соответственно, фонд) «умной беты», smart beta[1]. Именно такую категорию фондов, «изобретенную» талантливыми маркетологами, и изучают Йоханнссон, Сабатуччи и Тамони. Теоретически, смарт-фонды должны давать повышенную доходность (превышение над уровнем рыночной доходности принято называть «премией»).

В своей работе ученые наглядно продемонстрировали, что значительная часть «умных» фондов – обычные индексные фонды. Инвесторы в эти инструменты коллективных инвестиций не смогут получить дополнительную доходность, на которую наивно рассчитывают. Более того, многие управляющие используют в названии фондов ссылку на альтернативные факторы исключительно в маркетинговых целях, и тем самым просто обосновывая свои более высоких комиссии.

Идея факторного инвестирования в последние годы стала горячей темой индустрии коллективных инвестиций. На Рисунке 1 приведена статистика по активам фондов, использующих упоминание факторов в своем названии. По данным ETFGI, на июль 2020 г. в smart-beta ETFs вложено 818 млрд долл. по всему миру. Самими популярными стратегиями стали факторы размера и роста компаний, предложенные нобелевским лауреатом Юджином Фамой и его постоянным соавтором Кеннетом Френчем, и фактор «momentum»[2], впервые предложенный в 1993 году Нарасиманом Егадишем и Шериданом Титманом.

Рисунок 1. Объем активов в фондах факторного инвестирования

график.png

Источник: Johansson, Andreas and Sabbatucci, Riccardo and Tamoni, Andrea, Smart Beta Made Smart (May 5, 2020).   

Теория против практики

Академическим исследователям удалось обнаружить премии за риск, обусловленные факторами. Более того, их «наоткрывали» столько, что Джон Кохрейн назвал их «зоопарком». Хоу с коллегами подсчитали, что ка минимум 65% отмеченных «аномалий» не выдерживают серьезной статистической проверки. Но это еще полбеды. В реальной жизни возможность получить дополнительную доходность серьезно ограничена. Существуют объективные трудности с заимствованием ценных бумаг, получением финансирования под их залог, а кроме того на результаты влияет асимметрия информации. В итоге на практике извлечь «ожидаемые доходности» получится только в некоторых ситуациях и лишь у небольшого числа управляющих, способных занимать как длинную, так и короткую позицию, как это предписывают «факторные» модели. В большинстве случаев инвестору просто продают дорогостоящие инструменты повторения все тех же классических индексов. Это ведет к недополученной прибыли, ведь инвестор для получения куда лучшего результата может использовать индексный фонд или ETF с минимальными издержками.

«Умный» маркетинг против «умного» индексинга

Ученые придумали, как из выборки smart-beta фондов найти фонды, которые, несмотря на свои названия, являются обычными индексными фондами и должны быть отнесены к категории closet-indexing («скрытых» индексных фондов). Вот рекомендации, основанные на выводах ученых, которые должен иметь ввиду инвестор, если встретился со smart-beta фондами:

Не полагайтесь на красивое название фонда при инвестировании.

Около трети фондов, относящихся к категории «smart» на основе названия, были отсеяны. Оказалось, они просто отслеживали широкий традиционный индекс, но за повышенную комиссию.

«Умный», основанный на серьезных академических исследованиях индекс, часто невозможно реализовать.

По разным причинам (от регуляторных до экономических) возможности управляющих по реализации стратегий, основанных на факторном анализе существенно ограничены. Гладко было на бумаге, да забыли про овраги – любая красивая факторная модель может оказаться нереализуемой на практике. Ключ к успеху – в реализуемости стратегии на практике.

Полагайтесь не на красивый маркетинг, а на факты.

Ученые также проанализировали ежедневные притоки средств в умные фонды и установили, что при приятии решения об инвестировании инвесторы наивно полагаются на название фонда, а не на результаты его работы. Смотрите на результаты работы, подтвержденные фактами, а не на название.

Выводы исследователей еще раз подтверждают широко известное заявление Джека Богла. Этот пионер индексного инвестирования и основатель Vanguard утверждал, что проблема со «smart beta» фондами – в том, что они де-факто являются инструментами, следующими за широким рынком. Они просто притворяются «умными» за счет инновационного маркетинга, в то время как на самом деле повторяют обычные индексы, взимая за это повышенное вознаграждение. Теперь мнение Богла дополнительно подтверждено фактами




[1] Некоторые российские управляющие компании используют термин и вовсе некорректно, добавляя «смарт-бета» к названию фондов, вовсе не имеющих отношения к факторным инвестициям. Впрочем, соответствие названия ПИФ начинке в России практически не регулируется и не контролируется.

[2] Пусть вас не смущает загадочное название фактора: на самом деле это просто «инерция». Идея состоит в том, что инвестору при прочих равных стоит покупать акции недавно подорожавших компаний и продавать акции неудачников. В основе стратегии – эффект постепенного распространения информации: чем больше распространяются новые знания, тем больше нарастает «вал» продаж или покупок.



Последние новости