Фриланс и очереди за бензином: финансовые привычки венесуэльцев

Экономика Венесуэлы идет на поправку: в 2022 году ее ВВП может вырасти сразу на 20%. Но жить там все равно нелегко: национальная валюта обесценивается высокими темпами, а официальной зарплаты едва хватает на базовые продукты. Рассказываем, какие финансовые привычки жители Венесуэлы приобрели за годы бесконечных кризисов, почему они торгуют местами в очереди за бензином и ходят на работу со своей туалетной бумагой.

Фриланс и очереди за бензином: финансовые привычки венесуэльцев

Бесконечные прогулы и всеобщий фриланс

90% населения Венесуэлы живет за чертой бедности, а средняя зарплата колеблется в диапазоне $24—46 в месяц. Этих денег едва хватает на базовые продукты: литр подсолнечного масла стоит $4, полкило макарон — $3,2. Поэтому к официальной работе некоторые венесуэльцы относятся весьма «прохладно»: прогуливают или вообще не появляются в офисе. Уволить их можно лишь с согласия властей, которое сложно получить (особенно частным компаниям), — опасаться нечего. 

Многие лишь официально числятся по основному месту работы, а в свободное от нее время пекут пироги, шьют одежду на продажу, ремонтируют вещи — ищут простые способы хоть немного увеличить доход. Для других спасением становится трудоустройство в иностранных компаниях или отелях, где можно получать в несколько раз выше, да еще и в американских долларах, а не в местных боливарах.

Выходные в очереди за бензином

У Венесуэлы самые большие запасы нефти в мире, она обгоняет не только Россию, но даже Саудовскую Аравию и Иран. Парадокс в том, что в стране существует дефицит бензина: из-за неэффективного управления энергетической отраслью и санкций нефтедобыча снизилась, а мощности крупнейших нефтеперерабатывающих комплексов в последние годы загружены лишь на 10%. Основную часть топлива страна импортирует. Раньше большая часть внешних поставок нефтепродуктов приходилась на США, но из-за санкций страна вынуждена искать новых партнеров. В последнее время ей помогает Иран, в частности меняет свой бензин на венесуэльский авиакеросин.

Из-за нехватки топлива на автозаправках выстраиваются многокилометровые очереди. Туда венесуэльцы приезжают семьями и проводят по несколько дней, так что города превращаются в настоящие парковки. Для желающих ускорить процесс идет торговля местами. Помогает и черный рынок: на нем бензин можно купить быстрее, но обойдется он вдвое дороже.

С туалетной бумагой на работу

Одним из символов экономического кризиса Венесуэлы стал дефицит туалетной бумаги. В 2013 году президент Николас Мадуро даже учредил специальный комитет по борьбе с нехваткой этого товара первой необходимости, страна закупила 50 млн рулонов за рубежом, а солдаты Нацгвардии временно национализировали частную фабрику, чтобы контролировать производство и поставки.

Ситуация была настолько тяжелой, что даже сотрудники местного Центробанка вынуждены были приносить на работу туалетную бумагу из дома — в офисе ее не было. В дефиците были и другие товары: лекарства, рис, мука, мыло, сахар. Все из-за того, что государство установило регулируемые «справедливые цены» на них, невыгодные для производителей. Несколько лет назад политику контроля за ценами власти ослабили, и теперь та же туалетная бумага доступна в супермаркетах — правда, почти по $2,5 за упаковку. 

Продуктовый набор вместо денег

Цены в стране постоянно растут. И хотя в 2021 году экономика пошла на поправку, еще недавно инфляция там составляла почти 3000%, а венесуэльский боливар терял до 99,9% стоимости, так что за последние 14 лет правительство трижды проводило деноминацию.

Поэтому государство вынужденно помогает продовольствием беднейшим венесуэльцам. Нередко на улицах можно встретить людей, несущих коробки с продуктовыми наборами. Их продают по субсидируемым ценам, в разы ниже рыночных. По аббревиатуре местных комитетов по снабжению и продовольствию они называются CLAP. В «пайки» входит пара килограммов риса, кукурузной муки, фасоли и макарон, иногда сахар, курица, масло, молоко. Нередко в наборах встречается качественная экспортная продукция с длительным сроком хранения, поэтому венесуэльцы иногда используют коробки вместо денег и меняют их на товары или услуги. А перед выборами CLAP становятся инструментом агитации: кандидаты лично доставляют их избирателям в надежде получить голоса.

Редкие инвестиции в облигации

Фондовая биржа Каракаса (Bolsa de Valores de Caracas, BVC) существует с 1947 года. У нее очень низкая капитализация, в 2020 году она была в 80 раз меньше, чем у соседней Колумбии. Но интерес к ней растет: за последнюю пятилетку число инвесторов на фондовом рынке страны выросло в пять раз. Правда, в конкретных цифрах результат не так впечатляет: это всего 2500 человек, 0,001% от населения страны. 

Торгуют в основном облигациями, на бирже представлены долговые обязательства более 30 компаний. Есть и ценные бумаги местных предприятий: в 2020 году на биржу вышел старейший производитель рома в стране «Рон Санта-Тереза», это была первая эмиссия акций за последние 12 лет.

Эксперты отмечают, что для местных компаний биржа — это способ получить хоть какое-то финансирование в условиях жестких ограничений кредитования. А главное препятствие в ее развитии — котировки в боливарах. Местные энтузиасты постоянно предлагают правительству смягчить правила и внедрить мультивалютный биржевой рынок. Они утверждают, что это серьезно оживит площадку, тем более что на ней много недооцененных бумаг.

Что еще почитать:

Последние новости

Оперативно о ситуации с ETF

Пишем только проверенное и только важное для ваших инвестиций