Индекс плова и лимит гостей на свадьбу: финансовые привычки жителей Узбекистана

После смены власти в 2017 году экономика страны переживает масштабную либерализацию. Валютная, налоговая и другие реформы дали свои результаты: за пять лет экономика выросла на 24%, а средняя заработная плата — в 2,2 раза. Увеличился поток иностранных инвестиций: в 2021 году Узбекистан привлек 11,1 млрд долларов, главным образом из Китая, России и Турции. Разбираемся, как это отразилось на финансовых привычках населения. 

Uzbekistan.jpg

Очереди за машинами и биржа автономеров

В Узбекистане развитое автомобилестроение, на нескольких заводах сегодня собирают такие марки, как Chevrolet, Volkswagen, делают грузовики и автобусы. Реформы сделали личные машины доступнее для населения: количество автовладельцев в 2017—2021 годах увеличилось почти на 44%. В 2018—2021 годах производство машин в стране выросло в 1,8 раза, но отрасль не смогла удовлетворить растущий спрос. За автомобилями сегодня выстраиваются очереди: некоторые марки приходится ждать по 13 месяцев при предоплате в 50—85%. В этих условиях процветает бизнес перекупщиков, иногда на них приходится около половины от всех сделок. 

Те, кто сумел приобрести машину, нередко пользуются услугами товарно-сырьевой биржи, где можно на аукционе купить «красивый» автомобильный номер. В 2021 году самый дорогой номер купили за 441,5 млн сум (около 2,4 млн рублей по нынешнему курсу).

Свадебные кредиты и лимит гостей

Свадебные церемонии в Узбекистане стали предметом исследований экономистов. На таких праздниках бывают сотни человек, в том числе малознакомые люди. И всех их надо накормить, поэтому свадьба сильно бьет по бюджету семей новобрачных. «Скромное» мероприятие на 300 человек в Ташкенте может обойтись в 8 тысяч долларов — непосильную сумму для большинства населения. Верхнюю границу определяет социальный статус, который семьи новобрачных хотят продемонстрировать гостям, для этого есть понятие «орзу хавас», в переводе — «мечта». 

В результате свадебное расточительство стало фактором закредитованности населения и обеспокоило госорганы. В 2019 году власти ввели лимиты: например, ограничили количество гостей свадьбы до 200 человек, а традиционного «утреннего плова» перед свадьбой — до 250 человек.

Челленджи по сбережениям от ЦБ 

Быстрая либерализация экономики Узбекистана ставит новые вызовы перед людьми, и власти прикладывают большие усилия к развитию финансовой грамотности. В 2021 году в школах и вузах ввели специальный учебный курс, который должен развить навыки управления финансовыми средствами и принятия решений в этой сфере. У центрального банка страны есть специальный образовательный портал, где проходят соревнования и челленджи по сбережениям. Еще регулятор проводит онлайн-тестирование школьников и выдает официальные сертификаты. 

Индекс плова 

Роль плова в жизни страны переоценить сложно. Достаточно сказать, что слово «желудок» в узбекском языке состоит из двух корней: плов и казан. Едят его обычно в первой половине дня, к обеду многие специализированные заведения и вовсе закрываются. В каждом регионе страны свои нюансы приготовления блюда. Например, в самаркандском варианте мясо готовят отдельно от риса и выкладывают на тарелку, не смешивая. При этом ингредиенты в целом одни и те же везде, и по их стоимости судят об инфляции и экономических возможностях населения. Для этого по аналогии с «индексом бигмака» разработали «индекс плова», который показывает стоимость одной порции национального блюда в разных регионах страны. 

Авоськи наличных 

Национальная валюта Узбекистана одна из самых слабых в мире: за 100 долларов сегодня можно получить более 1 млн узбекских сумов. Если еще пять лет назад самой большой купюрой была 50 тысяч сумов, то сегодня есть купюры и по 100 тысяч, и по 200 тысяч сумов. С 2013 года номинал самой крупной купюры вырос в 200 раз. В супермаркетах обязательно есть счетные машинки, в киосках и на рынках продают специальные резинки для денег, а по сети гуляют рассказы о походах на рынок с авоськой наличных. 

Из-за высокой инфляции жители привыкли считать в долларах. При этом свободный доступ к валютному рынку в стране появился только после реформы 2017 года. До этого власти регулировали официальный курс, а у обычных людей доступ к валюте был только на черном рынке. Сейчас валюту можно обменять не только в отделениях банка, но и в специальных автоматах, которые устанавливают рядом с банкоматами.

Переводы из России

В Узбекистане высокий уровень безработицы. В этом году он снизился до 9,1%, но проблем с трудоустройством по-прежнему много: среди молодежи 14,9% безработных, среди женщин — 12,8%. Многие отправляются на заработки в другие страны, а переводы от них остаются для населения важным источником доходов. В России в 2021 году работало более 1 млн граждан Узбекистана (67% всех трудовых мигрантов из этой страны). За этот год они отправили домой 5,5 млрд долларов, средний размер перевода составил 410 долларов. 

Свой терминал под каждую карту 

В стране растет популярность безналичной оплаты: уже насчитывается более 430 тысяч платежных терминалов, а количество пользователей дистанционных банковских услуг превысило 22 млн человек (при численности населения почти в 36 млн человек). До 2019 года в Узбекистане была одна национальная платежная система — UzCard. Но операции проходили через один процессинговый центр, и в случае сбоев переставали работать все платежные терминалы и банкоматы. Новая децентрализованная система HUMO решила эту проблему и открыла возможности бесконтактной оплаты без ввода пин-кода. Сейчас UzCard и HUMO интегрируют, но процесс идет медленно, поэтому в магазинах до сих пор бывает по несколько терминалов для разных карт, а для снятия наличных нужно найти подходящий банкомат.

Сезонная доставка

Местные жители все больше пользуются услугами доставки готовой еды из ресторанов. Но и здесь есть свои особенности. Например, 75% местного рынка занимает доставка, организованная самими ресторанами, и только 10—15% остается агрегаторам. У ресторанов с качеством данного сервиса проблемы: почти половина просто отправляет заказ на такси. 

Другая особенность рынка заключается в том, что доставкой узбекистанцы пользуются, только когда очень жарко или холодно. В нормальную погоду заказы резко проседают, от этого уже пострадал не один бизнес. Например, сервис Express Dookon закрылся именно из-за такой зависимости от погоды. 

Базарный торг

Несмотря на реформы, многое остается без изменений. Активный торг и обсуждение цен — древнейшая традиция восточных базаров, но в Узбекистане она живет не только на рынках. Торговаться можно везде: у подрядчиков по маркетингу, фотографов, даже банки идут на уступки для важных клиентов. Иногда дисконт может достигать 70—80% от заявленной стоимости, а уж скидка в 20—30% и вовсе практически обязательна. Стесняться не надо: в Узбекистане продавцы, наоборот, могут даже обидеться, если им не предложить сбросить цену. 

«Зависающая» биржа 

Недавний опрос показал, что опыт инвестирования есть у 30% узбекистанцев. Из них 28% вкладывали средства в ценные бумаги, 28% — в валюту, 21% — в криптовалюту, а 12% — в недвижимость. 

Фондовая биржа «Тошкент» работает с 1994 года. У местных брокеров нет своих приложений, и вся торговля идет через общий биржевой интерфейс. Инвестор может давать указания брокеру либо сам совершать операции — в этом случае он получит логин и пароль доступа к системе. При этом пользователи жалуются на нестабильную работу системы, так что провести сделку иногда невозможно. 

Часть сделок проходит на внебиржевом рынке: стороны подписывают договор в присутствии регистратора, а брокер фиксирует его у себя в отчетах, которые потом сдает в Центральный депозитарий. 

Что еще почитать:

Последние новости

Оперативно о ситуации с ETF

Пишем только проверенное и только важное для ваших инвестиций