Владислав, 46 лет: я начинал инвестировать пять раз — и каждый раз перед кризисом

В 1999 году журналист Владислав Коваленко впервые вложился в Nasdaq — прямо перед тем, как лопнул пузырь доткомов. Следующие 20 лет он несколько раз возвращался на биржу, но всякий раз аккурат перед медвежьим рынком. Поговорили с вечно «начинающим» инвестором и узнали, почему он все еще верит в долгосрочное инвестирование и за что благодарен кризисам.

Vladislav_investor.jpg

Кризис 2000 года: первые инвестиции в доллары и Nasdaq 

Советская финансовая школа, которую я прошел, была спартанской: родители прививали бережливость, умение жить по средствам и беречь деньги. Поэтому первой моей инвестицией стали доллары — традиционный для русского человека актив. В них мы с женой копили на первую квартиру. Помню, как пришел на сделку с пачкой долларов в руках. Продавец начал их пересчитывать, и вдруг среди стодолларовых купюр увидел пять баксов. Было ужасно неудобно, я не собирался никого обманывать. Мы просто откладывали каждую копеечку, покупали по одному-два доллара, потом меняли на крупные купюры и собирали их в отдельную пачку, а тут, видимо, промахнулись и не туда положили.

Примерно тогда же, в 1999 году, мой одноклассник Дима предложил инвестировать в Nasdaq: рассказал, что в Америке есть биржа, где торгуют акциями интернет-стартапов. Он открыл демосчет, положил туда виртуальные 100 тысяч долларов, ничего не делал, а сумма выросла до 120 тысяч. Я ответил: «Надо брать», хотя вообще не знал, что такое акции и биржа. Мы кое-как — через курьеров на самолете — вывезли деньги за границу и вложили по 100 долларов, а через несколько месяцев лопнул пузырь доткомов. 

Пузырь доткомов (dotcom bubble) формировался примерно с 1995 года до начала нулевых. В это время бумаги интернет-компаний, которые входили в индекс NASDAQ, быстро росли. Так, с 1996 года по март 2000-го акции Microsoft подорожали на 921%. В марте 2000 года рынок обрушился, к октябрю индекс NASDAQ рухнул больше чем на 70%.

Родители, которые знали об акциях меньше моего, повторяли: «Мы же предупреждали!» И я решил, что инвестиции — это какая-то мутная история, в которую лучше не лезть, и надолго забросил это дело. 

Кризис 2008 года: +70% в рублях на ПИФах (и ноль в долларах)

В 2007 году я работал в деловом журнале. Банк, в котором у нас был зарплатный проект, придумал хитрый маркетинговый ход: предложил открыть вклад с повышенным процентом тем, кто на половину суммы купит его ПИФы. Я вложил деньги в два фонда (на американские и на европейские акции), а буквально через шесть месяцев случился кризис 2008 года — мое «инвесторское проклятье» сработало уже во второй раз. 

Но на этот раз мне было чему радоваться: рубль девальвировался в два раза по отношению к доллару, и рублевые ПИФы, инвестирующие в валютные активы, показывали фантастическую доходность — около 70%. Мой личный менеджер в банке любила звонить и рассказывать, как прекрасно чувствуют себя фонды в рублях. Из скромности я не спрашивал, как дела с долларовой доходностью — она была в районе нуля. 

Кризис 2014 года: покупка «Уралкалия» прямо перед падением биржи 

В 2013 году разворачивалась история с «Уралкалием»: его генерального директора арестовали, акции сильно просели. Решил, что это и есть инвестиционная возможность, подумал: «Упали — вырастут опять». Я не разбирался в истории компании, причинах ареста ее топ-менеджера — просто взял и купил ее бумаги на 100 тысяч рублей.

Сначала мне повезло: гендиректора вскоре отпустили, и акции компании прибавили 20% в течение месяца. Я начал торговать другими акциями, собрал портфель на 300 тысяч рублей, а затем совершил классическую ошибку. Многие инвесторы, которым удалось заработать на акции, влюбляются в нее и снова стремятся купить — кажется, она точно принесет доход. Так произошло и со мной. Я докупил «Уралкалий», а он начал падать и падал до самого делистинга. Это съело всю доходность портфеля. Потом и вовсе наступил 2014 год, биржа спикировала, и мой портфель обвалился на 50%. 

Я поймал уже знакомое ощущение — то самое, что испытал в 2000 году. Правда, на этот раз на меня никто не давил, ни в чем не упрекал — моя жена не из тех, кто скажет: «Почему ты такой дурак?» Так что я решил, что не буду продавать акции. Закрыл QUIK, забыл пароль от терминала и не возвращался к инвестициям три года. Когда снова проверил портфель, оказалось, что с момента падения он вырос в полтора раза. Так я усвоил, что на бирже можно зарабатывать — надо только быть дисциплинированным, держать себя в руках и инвестировать на долгосрок.

Кризис 2020 года: 40% в золото, чтобы защитить портфель 

К 2019 году я стал главным редактором финансового портала. Мы много писали про ИИС, и я тоже решил его открыть и получать налоговый вычет. Вместе с брокерским счетом в ВТБ завел и банковский (таковы были условия). Увидел его номер и понял, что дела плохи — там красовались 666. Я все же решил рискнуть, но распределил деньги так, чтобы портфель был защищен: 60% вложил в акции российских компаний, 40% — в ETF на золото. 

Когда появились первые сообщения про летучих мышей, не поверил — я же оптимист по жизни. Вокруг все говорили: «Апокалипсис, черный лебедь прилетел!», но я обращал внимание только на позитивные сигналы и подкреплял ими свои ожидания. В результате рынок упал, и мой портфель просел на 20% за неделю. Правда, быстро восстановился — спас ETF: пока рубль девальвировался, золото дорожало. 

Этот кризис был не долговой, не валютный, а биологический. Никто не знал, что будет с акциями, трудно было предположить, что все пойдут в онлайн и взлетит Zoom. Оказавшись внутри бури, я не смог найти бумаги, которые в итоге выстрелили — наверное, не хватило мастерства и прозорливости. Зато сохранил ИИС в целости: не заработал, но и не потерял. 

Кризис 2022 года: выход в ноль на облигациях

К 2022 году я сменил работу, получил новую зарплатную карту и снова увидел в ее номере три шестерки. Даже не испугался: воспринял это как закономерность и просто посмеялся. Как инвестора, меня теперь больше волновала история с уровнем мирового долга: он был очень большим, рано или поздно эту гигантскую задолженность пришлось бы ликвидировать. Стоило ждать инфляции, дефолта или чего-то еще похуже. 

Чтобы защитить свои инвестиции, я выработал новую консервативную стратегию. Оставил в портфеле FXGD, докупил еще один фонд на золото, вложился в облигации с плавающей ставкой, так как ждал, что ключевая ставка ЦБ будет расти, и купил ОФЗ с защитой от инфляции. Именно они выручили меня в кризис. 

Во всех статьях, где пишут о рисках инвесторов, об инфраструктурных говорят где-то в конце. А оказалось, самое страшное — когда ты не можешь торговать инструментами, которые у тебя есть. Это мне и нравится в кризисе 2022 года: он показал, что нужно изучать, во что ты вкладываешь деньги, как работают депозитарные расписки, где лежат активы, которые ты купил, и что будет с ними, если что-то случится. 

Вывод: не смотреть на рябь, понимать причину волны

За три года доходность моего портфеля нулевая, если не считать налоговые вычеты, это неплохо, ведь с конца 2019 года индекс Мосбиржи упал на 30%. Другой вопрос — на что равняться, ведь задача минимум любого инвестора — защитить свои сбережения от инфляции. И если брать в расчет инфляцию, то мой портфель похудел на 20%. 

Сегодня 5/6 портфеля лежит в облигациях, остальное в акциях «Газпрома», «Лукойла», «Белуги» и фондах на золото. Моя цель — собрать сумму, которая позволит жить на проценты от нее. В идеале — чтобы мой консервативный портфель кормил меня и жену до старости, когда мы уже не сможем работать, а потом остался в наследство нашим детям. 

На образование младшего ребенка я коплю через отдельный брокерский счет, полностью облигационный. А старший сын инвестирует сам и сегодня переживает уже второй свой кризис. Смеюсь, что он повторяет мой путь: вышел на рынок — и сразу дали по голове. С другой стороны, так он закаляется как инвестор. И как многие его ровесники наконец тоже понимает, что рынок — это не банковский депозит, который все время приносит прибыль. Сам я как раз благодаря предыдущим кризисам научился бить себя по рукам, которые тянутся к кнопке «Продать» или «Купить». А еще понял, что кризис — это хороший способ понять, подходит тебе вообще фондовый рынок или нет.

Сейчас, после всего пережитого, я представляю себе биржу как море, где есть большие волны и мелкая рябь. Когда я только начал инвестировать, много внимания обращал на рябь и не думал о том, что движет самой волной, а это гораздо важнее. Маленькие колебания ни к чему не приведут: сегодня заработал, завтра потерял. Важнее понимать, куда движется система в целом, в какой момент нужно наращивать позицию в рисковых высокодоходных бумагах, а в какой момент, наоборот, снижать ее.

Информация в тексте не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией. Инвестиции связаны с риском. Решение об использовании ценных бумаг и любых других финансовых инструментов пользователь принимает самостоятельно. Мнение героев может не совпадать с мнением редакции FinEx. 

Что еще почитать

Последние новости