Войны на бирже: что не так с реакцией фондового рынка на вооруженные конфликты

Рассказываем о парадоксах и закономерностях движения биржевых котировок во время вооруженных конфликтов.

Войны на бирже

«Покупай под звуки пушек, продавай под звук трубы» — эту поговорку часто вспоминают, когда речь заходит о том, что делать инвестору во время военных конфликтов. Идея в том, что реакция рынка на начало войны всегда пессимистичная, и активы можно купить дешевле их справедливой стоимости. При этом окончание войны встречают, наоборот, очень оптимистично, и это шанс продать подороже. В реальности все несколько сложнее, а ученые продолжают искать новые парадоксы и закономерности в том, как фондовые рынки ведут себя во время конфликтов.

Акции против облигаций

Облигации принято считать защитными активами, которые помогают инвесторам пережить тревожные времена. Однако во время войн по соотношению риска и доходности они могут давать результаты куда хуже, чем в мирное время, показало исследование президента Armbruster Capital Management Марка Армбрустера. 

Он сравнил показатели доходности и риска (волатильности) разных видов активов во время Второй мировой, а также войн в Корее, Вьетнаме и в Персидском заливе со средними многолетними показателями за 1926—2013 годы. Оказалось, что доходность акций во время военных конфликтов выше средних многолетних значений, а волатильность рынков и вместе с ней риски ниже. Например, доходность акций из индекса S&P 500 во время конфликтов составила 11,4% против среднего многолетнего показателя в 10%, а акций компаний с небольшой капитализацией — 13,8% против 11,6%. При этом риски для этих активов упали с 19% до 12,8% в первом случае и с 27,2% до 20,1% во втором.

Для долговых инструментов, в том числе облигаций, риски в военное время тоже падают, но вместе с ними снижается и доходность. В случае долгосрочных гособлигаций США этот показатель во время военных конфликтов упал до 2,2% при среднем многолетнем показателе в 5,6%.

Единственный конфликт, который не подтвердил эту закономерность, — это война во Вьетнаме: доходность акций оказалась ниже средних многолетних значений, но все же выше, чем у облигаций. 

Напряжение и разрядка

Реакция рынков на военные действия не раз становилась предметом академических исследований. В 2006 году, например, ученые изучили сразу три главных мировых индекса во время конфликтов 1990-х: американский Dow Jones, британский FTSE и французский CAC. 

Результаты показали, что международные рынки реагируют на войны в целом негативно, но положительную реакцию инвесторов могут вызвать отдельные события, снижающие неопределенность и ожидаемые конфликтные издержки для экономики. 

Например, таким событием может быть начало активных военных действий после длительного периода роста напряженности. После внезапного вторжения Ирака в Кувейт в 1990 году индекс Dow Jones упал на 6,3%, а за первые четыре недели ожидаемой операции «Буря в пустыне» в том же году вырос на 17%. 

Подробнее этот феномен изучили в 2011 году под эгидой Швейцарского финансового института. В реакциях индексов S&P 500 и Dow Jones на крупные военные конфликты после Второй мировой войны ученые выявили любопытную закономерность. Когда конфликту предшествовал период нарастания напряженности, вместе с ним происходило снижение котировок. При этом начало активных боевых действий приводило к росту рынка, словно снимая напряжение неопределенности. Так было не только с «Бурей в пустыне», но и в случаях Второй мировой, войны во Вьетнаме и Иракской войны 2003-го.

В конфликтах без этапа нарастания напряженности, наоборот, начало военных действий сказывалось на котировках негативно. Например, так было в начале войны в Корее и после внезапного нападения Ирака на Кувейт в 1990-м. Также рынок упал после нападения на Перл-Харбор, после которого США официально вступили во Вторую мировую. 

Конфликтная доходность

Если другие исследования затрагивали в основном крупные международные конфликты, на которые рынок не мог не реагировать, то в работе 2010 года итальянские экономисты Массимо Гидолин и Элиана Ла Феррара выборку увеличили. В основу легли данные о 101 конфликте, которые произошли между 1971 и 2004 годами. 

Исследование еще раз подтвердило, что на непосредственное начало вооруженных конфликтов биржевые индексы США, Великобритании и Франции чаще реагировали ростом. Как и в других работах, ученые связали этот рост с разрешением неопределенности, которая предшествовала острой фазе конфликтов. 

Но главный вывод, к которому они пришли, в том, что влияние конфликтов на фондовые и сырьевые рынки не единичные случаи, а распространенное явление со своими универсальными закономерностями, которыми в теории можно эффективно пользоваться. Чтобы это проверить, исследователи смоделировали ситуацию для гипотетического инвестора, который бы в 1971—2004 годах руководствовался в своих решениях исключительно результатами проведенного исследования: покупал и продавал только те активы, которые дешевели или дорожали под влиянием конфликтных событий. Расчеты показали, что потенциальная выгода от такой инвестиционной стратегии составила бы всего 14—20% за весь период наблюдений.

Фразу, с которой мы начали статью, приписывают британскому предпринимателю Натану Ротшильду. Во времена наполеоновских войн его называли генералом лондонской фондовой биржи и финансовым Бонапартом. Вполне вероятно, в тех условиях стратегия из поговорки себя оправдывала (Ротшильд заработал на этом состояние), но с тех пор, как мы видим, кое-что изменилось.

Информация в тексте не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией. Инвестиции связаны с риском. Решение об использовании ценных бумаг и любых других финансовых инструментов пользователь принимает самостоятельно. 

Последние новости